Сегодня все отдыхающие, приезжая в Санкт—Петербург, спешат увидеть Медного всадника и запечатлеться с ним на снимке. Это своего рода визитная карточка северной столицы, также как и как Эрмитаж, Летний сад, Невский проспект или разводные мосты.

Между тем, история создания этой скульптуры весьма неординарна. Эту скульптуру изготовили по заказу императрицы Екатерины как дань памяти величайшему русскому царю Петру I. Авторство памятника принадлежит руке гениального французского зодчего Этьену Марису Фальконе. А порекомендовал Фальконе российской самодержице земляк Фальконе – Дени Дидро, философ, писатель и драматург, с которым Екатерина была очень дружна и состояла в тесной переписке. Надо сказать, что взгляды всех троих на будущую скульптуру весьма отличались. Екатерина преследовала лишь одну цель – показать величие Петра I в монументальности фигуры всадника.

Однако, Фальконе сумел отстоять свою точку зрения и не ошибся – именно по его задумке памятник расположен на берегу Невы, а не как изначально планировалась – на Расс. Зодчий посвятил работе над конной фигурой 12 лет своей жизни. Причем, для того, чтобы «схватить» и запечатлеть момент, 3 года подряд гвардейский офицер скакал на плацу на лошади, вздымая ее на специальных подмостках. Моделями коня послужили 2 орловских рысака с кличками Бриллиант и Каприз.

Затем 5-метровую скульптуру отлили в гипсе и представили на суд придирчивой публики. Надо сказать, что публика не оценила задумку талантливого архитектора и отнеслась к конной статуе весьма прохладно.

Необычно, что голова Петра, вылепленная рукой мастера, не нравилась императрице, и Фальконе пошел на хитрость – он привез в Санкт-Петербург свою ученицу Мари Анн Коло, она и вылепила эту деталь. Змея, которую топчет всадник, принадлежит мастеру Федору Гордееву.

Саму статую отливал русский мастер-литейщик Василий Екимов, а общим руководством работ руководил Фельтен. Тут тоже не обошлось без казусов – французский литейщик, которого Фальконе выписал специально для этого дела, напрочь отказался от работы, объявив архитектора ненормальным. Первый блин вышел комом – отливочные трубы лопнули, и статуя не удалась. Но вторая попытка была удачной, о чем свидетельствует в складке на плаще царя гордая надпись: «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года».

Интересна судьба постамента, на котором непосредственно установлен «Медный всадник». Для поиска такого камня было дано объявление в газете «Санкт-Петербургские ведомости», по объявлению пришел крестьянин Вишняков Семен . Он предложил так называемый Гром-камень, который сам нашел давно, но не нашел ему применения. Расположение Гром-камня дано ориентировочно – в настоящее время эту местность мы знаем под названием Лисий Нос, в окрестностях деревни Лахты. Для того чтобы привезти эту каменную глыбу весом почти 2,5 тонны, потребовалась серьезная подготовка – были задействованы около 2 тысяч людей, для их жительства выстроили целый поселок. Были изготовлены специальные вороты и механизмы, дождались зимы, чтобы камень можно было тащить волоком по промерзшей почве до Финского залива, на все это ушло около полугода. Затем монолит погрузили на корабль, построенное по спецзаказу, и в сентябре 1770 года привезли в Питер. Вся операция по доставке оказалась сложной и опасной, этому событию посвящена медаль «Дерзновению подобно». Это перемещение сравнимо лишь с древнеегипетскими пирамидами.

100-летие воцарения Петра Великого было ознаменовано открытием памятника, это случилось в начале августа 1782 года. Открыл парад гвардейцев князь Голицын, на монумент есть подпись «Екатерина II — Петру I» .

С тех пор «Медный всадник» стал символом и ангелом-хранителем славного города Петра, ведь он «Россию поднял на дыбы». Этой скульптуре посвятил свое произведение под этим же названием А.С. Пушкин. Сюжетную линию великий поэт взял из легенды, гласящей о вещем сне майора Батурина. Сон пришелся в канун 1812 году, когда статую должны были эвакуировать из-за опасной близости войск Наполеона. Майору приснилось, что Петр соскакивает со своего пъедестала и скачет к Александру I. А затем обращается к императору: «Что ты сделал с моей Россией? Пока я здесь стою, России не грозят опасности». Конечно, после этого монумент оставили на прежнем месте.

И даже во времена Великой Отечественной войны он служил талисманом всех ленинградцев, они твердо верили, что статуя Петра убережет их город…